Борис Никитинский (churchsound) wrote,
Борис Никитинский
churchsound

Categories:

немного о рюкзаках и популярных писателях

Оригинал взят у ivan_der_yans в немного о рюкзаках и популярных писателях

Часто натыкаюсь на чью-то (не вспомню чью, Саи Бабы вроде или Аристотеля) цитату, дескать, плохо приходить, когда тебя не приглашают; хорошо приходить, когда приглашают; и самый кайф, когда тебя приглашают, а ты не идешь.
Мне всегда был не до конца понятен этот кайф - ну, вот позвали Саи Бабу или там Аристотеля в гости, а он не пошёл, остался дома и сидит радуется. Причём, не будь этого приглашения, сидел бы дома просто, без кайфа. Сложная система, даже вникать не хочется.
Но современные соцсети определенно созданы, чтоб дарить людям радость по этой схеме. Они постоянно куда-то зовут.

Недавно социальная сеть вконтакте позвала меня меня в модное кафе, где "популярный писатель" (так и написали)  Сергей Иннер будет читать свои новые произведения. К приглашению прилагась фотокарточка:

Эра Рюкзаков! - восхитился я.
Сергей Иннер! - восхитился я.
На секунду даже кажется, что Сергей Иннер и Эра Рюкзаков то ли муж и жена, то ли соавторы.
Эра Рюкзаков, такой знаете, меланхоличный блондинистый здоровяк. И Сергей Иннер, мозг команды, вертлявый еврей размером с небольшую косулю.

Эра Рюкзаков! - продолжал я восторгаться. Какое точное словосочетание - отлично отражает вот это вот всё. Сумерки человечества, кали-юга, эра рюкзаков.
Кто ездил на пригородных электричках в девяностые должен хорошо это помнить: мрачные пенсионеры и задолбанные работяги в переполненных вагонах, у каждого огромный рюкзак, сжирающий пространство, - и все с мрачной решимостью едут на Огород, хотя, по ощущениям, летят в пизду, конечно.
И сейчас в вагонах метро похожая картина: набитый вагон, в нем бородатая молодежь с рюкзаками за спиной - бороду и рюкзак им, надо думать, выдают как комсомольский значок или пионерский галстук - катится в какую-то убогую блевоту ума унд духа, хотя, конечно, им кажется, что к сияющим вершинам.
Эра рюкзаков, в общем.

Впрочем, все мои восторги разбились о бородатую фотографию Сергея Иннера. Я почуял неладное. Скорей всего, мои мысли по поводу эры рюкзаков были противоположны замыслу популярного писателя.
Сама повесть легко нашлась на прозе.ру. И она, безусловно, достойна прочтения.
Начинается повесть с безжалостного крушения всех моих предположений - эпиграфа Керуака, восхваляющего рюкзаки. И сразу озадачивает.

Я решил что бессмысленно ждать наступления Эры Рюкзаков ещё несколько жизней и поехал открывать для себя большеглазую Европу с одним лишь рюкзаком. И ещё с прекрасной Эмилией, чьё имя — хрустальный звон тишины. И с её рюкзаком.

Сообщает уже во втором абзаце Сергей Иннер и одновременно добивается подзависа читателя (меня, если чо).
Почему большеглазую - сразу возникает вопрос. Типа, как противоположность узкоглазой Азии? Неужели Сережа расист?! Да и он вроде из Питера ехал. Из большеглазого Питера в большеглазую Европу. Мог бы и не ехать.
И что значит "имя - хрустальный звон тишины"? Произнесите вслух: Эмилия. Слышите хрустальный звон тишины? Нет, понятное дело. Хуйня какая-то. "Хуйня - чье имя хрустальный звон тишины" - и то звучит осмысленней.
И вот это странное "поехал с одним лишь рюкзаком <...> и с её рюкзаком". Выходит уже два рюкзака! Было бы логичней написать "поехал всего лишь с двумя рюкзаками", но Сергей почему-то решил запутать читателя.

Далее писатель описывает вечер перед отъездом в каком-то баре, где он читает свои рассказы и слушает музыку. По всей видимости очень хорошую.

Роман играет всё пуще. Извне курильщики приникли к стеклу. Отверженный атакует тишину косыми ударами наканифоленного смычка, вскидывает кудри что Самсон, крушащий филистимян ослиной челюстью, бьётся как ставрида на берегу Адриатики.

Следующие главы Сергей путешествует по большеглазой Европе. Всякие забавные случаи, меткие наблюдения, остроумные диалоги. В большеглазой Германии он ест у большеглазых китайцев и филиппинцев, т.к. у немцев вегетарианской кухни нет.

Ты на месте падения Берлинской стены. Сегодня юные немцы сидят здесь на траве и играют в фрисби, а когда-то их предки в попытках повидать родных по ту сторону стены выпрыгивали из окон второго этажа, ломали себе ноги и шеи. Они продирались через дебри колючей проволоки и рыли подкопы.

Мне дико симпатично выражение "юные немцы". Это лучшее в книге, честно.
А вообще, когда два человека играют в фрисби, мне всегда кажется, что один из них должен стоять раком и ловить тарелку зубами.

Сергей пытается путешествовать автостопом и шутит по этому поводу:

Итак, топ-3 шуток на трассе с большим пальцем.
3-е место. Эй, мужик, какая у тебя классная машина! Восхищение ей согреет нас, а ты езжай дальше, везунчик!
2-е место. На этой заправке отличный бензин, мы сами только что попробовали! Заезжайте!
1-е место. Нам здесь стоять очень нравится! Клёвая трасса. Клёво, что стемнело. И клёво, что у меня есть борода. Вы ведь, наверное, поэтому не останавливаетесь, что уже ночь, а у меня борода, рюкзак, должно быть, полный тротила и белая сучка в заложницах? Мудрое решение, мужики, лайк!


Эмилию, вынужденную слушать этот юмор, становится немного жалко.
Причем интонация и и лексикон шуток узнается сразу - американские малобюджетные молодежные фильмы унд дурно переведенные искренние романы в оранжевых обложках. Бинго, чувак, ты сразу узнал их, срань господня!

Сергей с Эмилией занимаются сексом. Описывает он это так.

Эмилия склоняется надо мной. Когда меня касаются её губы, я всюду вижу небесный свет. Тонким кружевом из ласки и страсти выткана эта благословенная женщина. Эмилия даже не женщина. Она явление. Воплощение самых моих светлых и самых грязных фантазий, по случайности или по закономерности встретившееся мне в Пути. Заблудившийся ангел, нежная дьяволица с галактиками в радужных оболочках.

Я очень смеялся, когда это читал, но Эмилию стало жалко окончательно.

Есть в повести и рассуждения об актуальных проблемах:

вижу письмо от Александра Ф, основателя компании, где я раньше работал. Это мудрый человек, русский европеец, космополит. В своем письме он поделился с коллегами впечатлениями от статьи, которую прочитал накануне. Она была о 18-летнем Владе Колесникове из Подмосковья.

Парень явился в колледж в футболке с надписью «Вернуть Крым», и товарищи избили его. В военкомате он сказал, что не хочет идти служить и воевать против своих братьев, после чего включил на мобильном телефоне гимн Украины. Тогда ему поставили диагноз «расстройство личности». Потом исключили из колледжа, как ему сказали, «по собственной просьбе». Дед Влада, бывший офицер КГБ, выгнал его из дома, после чего в интервью «Комсомолькой правде» обвинил внука в связях с западом. Влад писал, что «и подумать не мог, что за кусок ткани, флажок и новости о нём может запуститься такая машина»

Влад переехал в Жигулёвск к отцу. Теперь его избивали в новой школе. Учителя не обращали внимания. Сотрудник местной полиции дал понять, что «сам бы тебе в морду дал за такие вещи».

Влад закрыл за собой двери небесного лифта, приняв большую дозу лекарств. Причиной смерти в его деле официально значится передозировка алкоголем и наркотиками.

Подумать только, я тут путешествую по Европе с рюкзаком, а иного юного гражданина страны с припиской «Великая» толкают к краю друзья и родственники. Это ненормально, и в этом виноват каждый из нас. Где мы свернули не туда? Кто завтра окажется мной, и на чьём я буду месте? Многие знают, что нужно быть тем, кем становишься. Но для некоторых секрет, что кем становиться, можно выбрать самому. Если хочешь делать что-то важное, нужно иметь смелость быть непонятым.


Крепко сказано! И ведь действительно - где Сергей с рюкзаком свернули не туда?! Даже с двумя рюкзаками, как мы выяснили. Кто завтра окажется Сергеем и кем окажется его рюкзак?! Виноваты все - и Сергей, и его рюкзак, и ещё рюкзак, и - особенно - небесный лифт, тот так вообще, но надо понимать, что Осознанность и выбор, и это сегодня рюкзак - это рюкзак, а завтра он уже русский космополит и европеец, а Сергей второй рюкзак, а второй рюкзак - небесный лифт.
Я так думаю.

Сергей путешествует по Италии, сталкивается с цыганами и большеглазыми камбоджийцами, размышляет о Жизни и Пути:

Всё, что тебе осталось — петь, танцевать, рассказывать истории и путешествовать. Всё, что тебе осталось — открыть Эру Рюкзаков. Всё, что тебе осталось — жить на шаре. А когда ты живёшь на шаре, единственная возможность смотреть вокруг — это смотреть вверх.
Я говорю о культуре Жизни и Ремесла каждого из нас. Ты можешь работать кондуктором автобуса и быть культурнее иного чиновника. Культура Жизни — это естественная созидающая сила, то самое направление, в котором нам необходимо развиваться, чтобы цвести, а не гнить.

Очень тонко и свежо.
Далее идёт Загадочный Метафизический Эпизод и в конце повести Сергей возвращается в Санкт-Петербург. Он многое понял. И сообщает это нам - своим бестолковым читателям.

Так или иначе, я благодарю Провидение вместе с цепью ДНК за то, что они наделили меня парой отличных рук. Уже которую ночь подряд я стучу ими по клавиатуре, стучу и не могу остановиться. Будь Эмилия сейчас рядом, было бы мне до повестей? Нет, я должен стучать по клавиатуре один. Красота — путеводная нить на всяком Пути, но как же трудно бывает не задушить себя ею.

Ну, охуеть теперь.

Что можно сказать по поводу "эры рюкзаков"? Если рассматривать это как литературу - ну, тут всё ясно. Я когда-то писал рецепт: поставь перед нелепым существительным самый вычурный эпитет и получишься писатель. Палка палка огуречик вот и вышел человечек. Сергей пользуется этим приемом вовсю.

Тонким кружевом из благоглупостей и вторичностей выткана эта благословенная повесть. "Эра рюкзаков" - это даже не повесть. Это явление. Причём восстребованное.

Сергея Иннера читает немалое количество людей, ходят на его концерты, снимают короткометражки (смотреть осторожно, там совсем всё отвратительно).

Я понимаю, что вот этот вот жупел, страшный образ менеджера в пиджачонке и туфлях, с нехитрым набором мыслей унд консюмерских стремлений, всех до усёру напугал ещё лет десять назад.
Русского человека напугать этаким несложно.

И Сергей Иннер, как и вся бородато-рюкзачная молодёжь, предлагают типа замену гадкому мещанству и потреблядству. Типа выход. Типа нонконформизм.

Нонконформизм - это сто раз переваренные жемчужины мысли керуаков, бахов унд буковски, это смесь жижека с пыжиком, французского уэльбека с нижегородским буддизмом, это шутоньки с гнусавым переводом, вегетарианство унд сциентизм, это вера в независимых журналистов и европейские ценности.
И ничего своего. Ноль.

Выглядит реально гаже, чем менеджер с мечтой о кайене.

Как и многое другое, кем-то принимаемое за некий выход из бляблябля Системы.
Вечно накуренный дурачок, с мудовым подхихикиванием унд придурошными идеями - нихуя не титан духа и не возвышается над серой массой обывателей, как ему кажется. Он просто раздражает глупостью своей. Как, впрочем, и синие сопатки.

К сожалению, дикая рашка, как бы не кричали обратное, всё равно неуклонно скатывается в большеглазую европу и в её хорошо продаваемый нонконформизм. Торгует им и Сергей, хотя, судя по всему, довольно искренне этого не понимает.
Не выходит, в общем, у нас тоталитаризму. Всё грустно и убого. Битлы сбарывают лайбах. Эра, блядь, рюкзаков.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment