Борис Никитинский (churchsound) wrote,
Борис Никитинский
churchsound

Category:

Объект М. Часть 2

Часть 1.


Спецконтингент

Как ты уже понял (и, надеюсь, лично проверил сей факт) из предыдущей части, типовой Объект М в обязательном порядке предоставлял своим операторам возможность содержания значительных количеств спецконтингента. Этот термин обычно применяется для обозначения такой соцыальной группы, как «осужденные к отбытию наказания», однако нам представляется уместным его использование в контексте разворачиваемого ныне дискурса по причине неокрашенности голой его сути, а именно «человеческие существа, принуждаемые к чему-либо отличному от их природы». На наш взгляд само существование такого класса существ, приведенных в означенное состояние БЕЗ УЧАСТИЯ ГОСУДАРСТВА, т.е. единственного актора, имеющего легитимное право на насилие, и (в особенности) сам факт существования НЕГОСУДАРСТВЕННЫХ объектов инфраструктуры, целевым образом предназначенных для содержания и эксплуатации спецконтингента есть весьма знаковый признак. Он просвечивает текущую государственность под очень интересным, наверное даже «весьма экзотическим» углом, но сие не является предметом нашего интереса, ибо обязательность техвозможностей для содержания спецконтингента проливает свет на один СИСТЕМНЫЙ аспект деятельности Корпорации-владельца сети «Объектов М».

Это РАБОВЛАДЕНИЕ, давно и довольно успешно практикующееся Корпорацией, выступающей в роли владельца и оператора «Объектов М».

Само наличие таковой деятельности педалировать как бы не принято, хотя именно Корпорация-владелец-оператор субжевых Объектов была, есть и наверное будет главным источником, промоутером, легализатором и распространителем такой социальной технологии как «рабство». Как в части методологии, так и самой откровенной практики, имеющей место все время работы Корпорации-владельца этих Объектов на интересующей нас территории, и успешно продолжающейся по сей день: тебе стоит осознавать тот факт, что Корпорация-владелец субжевых Объектов и сегодня абсолютно безвозбранно эксплуатирует находящийся в её распоряжении спецконтингент. Ровно так же, как делала это на всем протяжении о-своения этой территории, временно оставив сию достойнейшую духовную традицию лишь на короткий период в начале Советской Власти, когда повставшее быдло перестреляло техперсонал Объектов, распустило спецконтингент, и разместило на Объектах всякие детдома, санатории да учреждения пенитенциарного профиля. Впрочем, объективности ради надо признать, что даже при Советской Власти этот б-гоугодный промысел был стремительно возрожден при появлении малейшей к тому возможности, и вполне успешно с ней сосуществовал.

Отчего аз берусь постулировать неотторжимость этого Б-жьего Промысла от такой казалось бы безобидной цели, как старательно форсируемое Корпорацией «спасение» хз от чего хз каких-то «душ»: без рабовладения достижение тех целей Корпорации, коии Корпорация преследует, судя по достигаемым результатам, тупо невозможно. Если не обносить «спасаемых», у спасителей НИКОГДА не будет ни офисов под золотым профнастилом, ни лексусов в бодреньких комплектациях. А обнести доставшееся в кормлении стадо Корпорации возможно только через рабство, ибо Корпорация не может предложить обществу РОВНО НИЧЕГО. У Корпорации нет никакого ресурса даже для очень неравновесного обмена с обществом, я уж не поминаю о более-менее равноценном, и Корпорации ничего не остается, как вспоминать, что «наглость второе счастье», отказываясь от самой идеи «обмена» как таковой. И Корпорацию в ее пичяльке очень даже можно понять: тут у нас не Тоскана и не Валенсия, и на серых лесных подзолах, без незамерзающих портов, в агронепригодной климатической зоне иначе никак. Продуктивность местной биоты не оставляет возможности для тонких игр, и беспощадная изотерма отделяет папины угодья, где возможны варианты, от охотничьих угодий поцреархов, где в работе нету никакого изящества. Только хардкор, только Хуцпа, доведенная до абсолюта. Только откровенное, ничем не прикрытое рабовладение.

Да погляди сам, чего именно эта Корпорация добивается от местного населения с самого начала своей уставной деятельности: Корпорация начинает с принуждения местного населения к встройке в свою картину мира понятия «раб», и заставляет местных самоотнести себя с градацией, задаваемой этим внесением. Как только этот пункт сметы закрывается, на Объектах тут же заводится спецконтингент. Либо «добровольный», с мозгами, вынесенными при помощи нехитрой психотехники, либо вообще не подвергавшийся какой-либо обработке, и эксплуатируемый в более откровенном режиме, под надзором выводных, или вообще на расконвойке.

Второй вечной, НЕОТМЕНИМОЙ хотелкою Корпорации всегда является достижение экстерриториальности, причем не только фискальной: Корпорации очень хочется работать на территории, распоряжаясь своим спецконтингентом из местного населения по своим внутрикорпоративным правилам, не подчиняясь при этом законам и ни с кем не делясь отжимаемыми с территории доходами.

Однако ничем не прикрытая эксплуатация папуасов конечно же не является вершиной комбинационного искусства Корпорации, ибо Корпорация всегда рассматривает любые иные организации как проводников своего вечного стремления к распоряжению спецконтингентом, и отнюдь не всегда безуспешно: по аналогии с ростовщиками, научившимися отжимать ресурс с населения не напрямую, а через непонятную для населения стратегию ненастоящих (фиатных) денег, к использованию коих граждан принуждает именно государство, Корпорация вовсю использует властный ресурс светских администраций не только для борьбы со своими конкурентами, но и для прямого осуществления своих рабовладельческих функций. Так, к примеру, когда РИ официально допускала рабство на своей территории, по какой-то случайной случайности оказалось, что самым значительным количеством спецконтингента распоряжается не какой-либо магнат, не монаршее семейство и даже не государство, а именно Корпорация – при том, что ответственность за существование рабства как общественного института несло именно государство, тогда как Корпорация, получая от такого положения вещей самую большую долю дохода, оставалась не при делах и даже позволяла себе время от времени весело троллить папуасов, «возвышая свой голос против владения человека человеком». Кое-где Корпорация добивалась ещё более впечатляющих технологических успехов, «отпуская» свой спецконтингент на более технологичный оброк в виде собираемого государством целевого налога, тем самым не только используя в своих интересах государственный фискальный аппарат, но и распространяя свое господство на те слои населения, до которых прежде не удавалось дотянуться традиционными способами. А к нашим дням менеджмент Корпорации настолько поднаторел в Government Relations, что уже не палится на таком сложном и лобовом решении вопроса, и НА ОДНОЙ ЛИШЬ ХУЦПЕ, без ненужной суеты по какому-либо «узакониванию» отъема, обсасывает как «свое», так и «не свое» население в лице и администраций, и бюджетов всех уровней, не брезгуя окромя бабла ни земелькой, ни импортными квотами, ни даже работенкой нагнанных смердов. Но это не предел, насколько ты понимаешь: на сегодня Корпорация еще не сумела вставить свою ЗАКОННУЮ десятинку в абсолютно любой ценник, однако достаточно уверенно идет к такому положению вещей, и в скором Ея успехе нет никаких сомнений. И суть вопроса тут совсем не в цифре процента, изымаемого у гномеков, копошащихся на территории Корпорации, ты вдумайся в смысл самого подхода: вот конкретно взятый ты, формально ты совсем никакой не «раб», ты не гнешь спину на полях вокруг Объекта, однако содержится Корпорация далеко не на копейки, «добровольно» занесенные жертвами психотехники, — на эти слезы не поинвестируешь, на эти слезы можно только более-менее регулярно обновлять крузаки младшему техперсоналу. А вот реальные инвестиции можно делать только на сурьезное бабло – то есть на изъятое в виде налога у тебя и таких же дурачков, наивно считающих, что-де «у этих своя свадьба». Нет, дорогой, это уже давно твоя свадьба, и в топке Корпорации горит изъятое не у ее голожопых фанатов, а у тебя. «Насильно изъятое», подчеркну, а вовсе не «добровольно переданное». Не догадываешься, что именно означает для твоего места по жызни этот факт? Ты не только «офисный», ты самый натуральный фактический раб, причем не в каком-то переносном, а ровно в том же самом смысле, что и в «дикие средневековые времена». Спецконтингент, да. Как-то уж так получилось.

Отсюда.
Tags: Беркем
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments