Борис Никитинский (churchsound) wrote,
Борис Никитинский
churchsound

История про то, что два раза не вставать (II)

Оригинал взят у berezin в История про то, что два раза не вставать (II)



КТО ВИНОВАТ?


Был такой старый анекдот о спиритическом сеансе со Сталиным, которого спрашивают, как спасти страну (Страну как бы постоянно нужно спасать, поэтому я слушаю этот анекдот всю свою жизнь – а перечитав роман немецкого писателя Ремарка «Чёрный обелиск» (1956, действие происходит в 1923), обнаружил его и там. Без Сталина, правда). Итак, Сталин откликается с того света и произносит: «Расстрелять всех евреев и велосипедистов». Смысл анекдота был в том, что непосвящённый спрашивал: «А велосипедистов-то за что?» И ему тут же говорили: «Мы рады, что по первому вопросу у вас нет возражений».
Но вот однажды девушка в нашей большой компании закрутила роман с дальнобойщиком. Он сидел за нашим столом и при нём рассказали всё тот же анекдот. «А евреев-то за что?» - недоумённо спросил дальнобойщик. Из всех евреев у него перед глазами был один – его приятель экспедитор, которого он уважал, а вот к велосипедистам у него был особый счёт.
Я это вспоминаю в те дни, когда кончается особый велосипедный сезон.
Правительство Москвы озаботилось велосипедным делом, будто откуда-то сверху раздался глас: «Развивать!»
Ну и понеслось. Я этого ожидал, потому как я живу довольно долго и жизнь узнаю не только из анекдотов. Вижу, как у нас происходит развитие самых положительных идей.
Всё дальнейшее я рассказываю только для того, чтобы предсказать: в начале следующего сезона велосипедистов начнут бить. Причём не какие-то негодяи, а простые граждане. Хорошие люди. Даже не автомобилисты и не дальнобойщики в частности.
Дело в том, что велосипедист в моём родном городе – человек безответственный. То есть, он отвечает только перед законами физики, а вот ни документов у него нет, ни номер для него не предусмотрен (номера эти, кстати, отменили не так давно, в 1960-е годы – они были делом местным, и одного стандарта для них не существовало). Пока не принято велосипедистов останавливать, чтобы дать подышать им в трубочку. При этом их количество растёт лавинообразно, и уж куда быстрее, чем количество велодорожек. Никто не знает доподлинно, сколько миллионов велосипедов в Москве.
Знания Правил дорожного движения у их хозяев весьма смутные.
Вот я уже читаю в социальных сетях милых девушек, что сообщают, что их задолбали два типа пешеходов: люди в наушниках, которые ничего не замечают. Они, дескать, первые претенденты на гибель, ведь они ничего не замечают вокруг. Ну и неповоротливые бабушки задолбали, особенно с собачками на длинном поводке.
Меж тем, Правила дорожного движения в своём пункте 24.1, нам прямо говорят, что велосипедисты должны двигаться либо по велодорожке, либо по правому краю проезжей части (пункт 24.2), а по тротуару можно двигаться только если невозможно по всему вышеперечисленному. В довесок пункт 24.6 сообщает: «Если движение велосипедиста по тротуару, пешеходной дорожке, обочине или в пределах пешеходных зон подвергает опасности или создает помехи для движения иных лиц, велосипедист должен спешиться и руководствоваться требованиями, предусмотренными настоящими Правилами для движения пешеходов».
Тут начинается бормотание: «А вы знаете, как страшно ездить по проезжей части?»
Знаю. Страшно ездить – не езди.
Я вообще-то давнишний городской велосипедист. Начал я ездить в те времена, когда из велосипедов были только «Школьник» и «Орлёнок» для детей, складная «Кама», «Украина» для дам и спортивный «Спутник». Вот на «Спутнике я и рассекал по московским улицам, когда машин на них было вполовину меньше. А потом ездил по ним на современных велосипедах. На тротуары не совался.
Ведь пешехода можно угробить и безо всякого наезда – ну-ка, пролетит мимо старушки что-то быстрое, мелькнёт, обдав потом (ну, хорошо, хорошо – тонкими девичьими духами), глянь, старушка уж за сердце хватается. Я-то хватаюсь, а она-то и подавно. Тротуар вообще священная территория, место водяного перемирия, заповедник людей в наушниках, рассеянных с улицы Бассейной, с Малой Бронной и Моховой. Не смейте им сигналить, братья, а будете пугать и сигналить, вы мне никогда не будете братья.
Когда велосипедист был редкостью, проблема эта тоже существовала, но её можно было не замечать. Все эмоции пожирала нежность к велосипедистам, которых автомобилисты ласково звали «хрустики».
А когда количество наездов увеличится, а оно увеличится, велосипедистов просто будут бить.
Я как-то проживал в благополучной Германии, в иностранном городе К., и оказался в тамошней компании единственным, на кого никогда не наезжал велосипедист. И то потому, что был многократно предупреждён, шарахался от велодорожек, жался к стенам, и вообще вёл себя, пробираясь к магазину Aldi, как в уличном бою.
Так это в Германии, где ordnung űber alles, а у нас-то...
Дело в том, что в моей, спасаемой богом стране, люди довольно мало думают об удобстве других. Общество привыкло к тому, что на дорогах хамство происходит от движения больших чёрных машин. Сначала это были бандиты, потом депутаты, потом как-то всё перепуталось. Наш брат велосипедист (и простые водители) справедливо опасался этих машин, как, впрочем, и вообще автомобильного потока. Напомню, кстати, что ПДД прямо запрещают велосипедисту ездить по автомагистралям, и ещё, по другим, правда, причинам, МКАД из их карты исключён.
Самый свободный хипстер относится с удивлением к тому, что велосипед, может помешать кому-то в электричке, преградив проход. Вообще, велосипед оказывается удивительным индикатором свободы – и, одновременно, несвободы. То есть, понимания того, что твоя свобода кончается там, где начинается свобода другого гражданина.
Велосипед романтичен и полезен, совершенно прекрасен, если находится в хороших руках, и представляет собой транспортное средство общественной опасности, когда на нём сидит неумный человек. А когда индикаторов становится много, то они прямо лезут на тебя. Происходит коллизия (от латинского collisio – столкновение).
И виноват в эти коллизиях не Президент Российской Федерации, не Государственный департамент США, ни даже евреи.
Велосипедисты виноваты.
И то не все.

Извините, если кого обидел

Subscribe

  • Сегодня на LSJ

    Факторы звучания микрофонных преампов Иона Альтров раскрывает, что скрывается за такими терминами, как «окраска», «теплота» и «характер».

  • Сегодня на LSJ

    Мы можем поговорить? Алекс Стефанчич объясняет, что должен знать каждый певец с точки зрения микс-инженера. Читать полностью.

  • Сегодня на LSJ

    Ментальная сторона микширования Майкл Фэй определяет, что способность нашего разума распознавать, изучать и помнить хорошие, плохие и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments