Борис Никитинский (churchsound) wrote,
Борис Никитинский
churchsound

  • Music:

Товарищи Фанерные в шоу-бизнесе

Однажды мне позвонил администратор одного телеканала и задал очень интересный вопрос: Нет ли у меня муляжа барабанов? «Муляжа? Нет. А зачем вам муляж?» «Да на съемке артисты работают под фонограмму, поэтому, наверное, настоящие барабаны везти смысла нет, вот я и подумал, может, у тебя муляж есть, чтобы подешевле».

Я тогда ему поставил установку из недорогих. Но тема с муляжами – интересная. Он меня без иронии, абсолютно искренне спрашивал. Вот о разных муляжах и хочется поговорить, а то уже накипело, блин.

Основной смысл присутствия музыкантов на сцене – играть музыку. Поправьте меня, если я не прав. И желательно играть ее хорошо - так, чтобы впечатляло. Если не виртуозно, то эмоционально. Если не эмоционально, то виртуозно. А лучше одновременно – эмоционально и виртуозно. А представьте, музыкант выходит на сцену перед публикой, и НЕ ИГРАЕТ! Он кто тогда? Клоун, мим, статист – кто угодно, но не музыкант. И пусть, у него в руках будет какой угодно инструмент – он не музыкант. Что хотите со мной делайте, но это так. Даже если одновременно с его движениями звучит музыка, и его движения иногда попадают в такт. Всё равно – это не музыкант.

А теперь представьте целый коллектив таких людей. Они вместе никогда не играют. Друг друга не чувствуют, не знают даже, на что способен кто-то рядом. Потому что у них такой задачи нет. Представили? А теперь представьте, чем эти люди занимаются на репетициях. Задачи ИГРАТЬ на концертах у них нет. У них есть задача – попадать в фонограмму. Отрабатывать пантомиму.

А теперь представьте, что этому коллективу нужно сыграть на концерте пару песен «вживую». Ну там, типа – новые песни, еще не успели записать. Представляете, КАК они их играют? Люди, у которых никогда не стояло задачи сыграть вместе хорошо. Каким звуком они играют, каково там звукоизвлечение. И каков драйв и грув у людей, не практикующих драйв и грув.

Но играть под полный плюс – вчерашний день, сегодня есть другие практики – «играть сверху». То есть – звучит «минус» или «плюс», неважно, а сверху эти горе-музыканты лепят еще что-то. Поверх уже готовой аранжировки. А барабанщик, предположим, в этом коллективе, не потому что он – барабанщик, а потому что выглядит прикольно. И ровно играть он не умел никогда, да и задачи ему никто такой не ставил, и отбирали-то его по другим критериям. И так зашибись звучат два рабочих барабана и две бочки поперек друг друга.

А вот бас. Немного, но не попадает. БАС. Представляете, бас в фонограмме расходится с басом, играющим «сверху». ФирмА? Еще фирмовей бывает, когда (видимо, хитрость такая) решают после окончания песни еще пару тактов сыграть, но уже без минуса. Представляете, как это звучит? Особенно в сравнении с только что прозвучавшим? Насколько это фактурно и наполнено.

А теперь представьте несколько десятков подобных коллективов, чешущих по стране.

Как Вы думаете, подобных артистов интересуют сценические технологии, хорошие инструменты? На хрен им это надо? Причем, они все говорят: да, надо что-то менять в нашем шоу-бизнесе. Слушаешь их и удивляешься.

Теперь концертная звукорежиссура.
Так как основной задачей звукорежиссера в подобных коллективах является идентичное звучание минусов (или плюсов), записанных в разное время на разных ноутбуках, то деградация этой профессии идет немыслимыми темпами. Как стоят микрофоны на барабанах, как там звучит гитара, и т.д. – вторично. А теперь представьте десятки подобных «звукорежиссеров», ГОДАМИ работающих по подобной схеме. В какой мере им интересны технологии «живого» звучания и их освоение? Зато понтов – «я работаю с тем-то». Ага, мини-диск включаешь.

А вот работа в студии. Так как с музыкантами считаться не привыкли, и их мнение о музыке совершенно не интересно, то процесс записи обрастает мистическими подробностями. Кто-то (неизвестно кто) делает аранжировку, причем не в виде партитуры, а в виде уже готового минуса, на который певец поет свою нетленку, потом дописывают (непонятно по какой логике) некоторые живые инструменты, и сводят. Неважно, что барабаны такие, что человек так физически не может выиграть, что звуков в одной тесситуре столько, что просто каша. Неважно. Это же студия. Так что должен быть трепет и уважение. Вот. Получилась очередная песня. А на концертах мы это включим и еще сверху будем играть. А что бы никто не понял, что мы сами не играем, мы все-таки квадратик в конце разучим.

А прокатные компании – они же ориентируются на спрос. Поэтому большие пульты – экзотика, нормальные приборы – ненужная роскошь, достаточно минимума – пульт 24 канала, 6 aux, ревербератор М300 и два мини-диска. «Мы со всеми так работали и все довольны были» - говорят.

Вот и получается – музыкантам ничего не надо, от них ничего не зависит. Как они играют, на чем играют – неважно. Зачем им тратиться на инструменты, примочки, хорошее оборудование? Звукорежиссерам, что бы включать мини-диск, тоже особых знаний не требуется, прокатчики подстраиваются под спрос. В технологии вливаний финансовых не происходит. Я знаю, о чем говорю. Максимум – замена мини-дисков на компьютер. Вот и все новшевства. Мало того – даже среди коллег по цеху уже вызывает недоумение рассказ о том, что на концертном вокале интересный результат дает использовние «invisible comp» и «vocal doubler». Всеобщее отупление и деградация.

Работа с фонограммами. Вроде так, небольшая хитрость, для облегчения жизни, что бы горло не драть на каждом концерте. Но мне кажется, что за это зрители и платят деньги, что бы артист горло драл. А чтобы не перетруждался, для этого надо уроки брать по вокалу, там научат петь в разной подаче и голос не убивать при этом. Но это не надо, когда есть фонограмма.

Вот и получается – музыкантов, способных достойно сыграть – единицы, звукорежиссуры концертной просто нет. Популярная (в хорошем смысле) музыка превратилась в сборище ленивых, гордых и непрофессиональных лабухов. И любой концерт, где люди просто играют вживую, вмиг становится обласкан критикой. Потому что есть энергетика и сиюминутное сопереживание, рождающееся при непосредственном контакте слушателей и музыкантов в момент исполнения последними музыки. Ради этой эмоции люди и ходят на концерт. Но чаще им вместо этого подсовывают аранжировку, сделанную кем-то когда-то где-то. И чуваков, стоящих на сцене и старающихся не промазать.

При всем при этом парадокс – любовь слушателей совершенно не зависит от качества исполнения. Они радуются и несут цветы, и пишут письма на сайт артиста: «какой замечательный был концерт». Но не все. Весомая часть зрителей, далекая от экзальтации, плюется, но, к сожалению, ничего не пишет и морду артистам не бьет за подставу. После концерта у сцены собираются собиратели автографов и полубезумные дамочки, они же потом и пишут восторги на сайт. В итоге артист искренне считает, что все зашибись, прокатило нормально, никто не понял, все довольны. Так что правильно всё делаем, менять ничего не надо.

Где купить надувные барабаны?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments