Борис Никитинский (churchsound) wrote,
Борис Никитинский
churchsound

Categories:
  • Music:

Бабушка, бабушка, бабушка, где мы едем?

Сегодня утром встречал тещу. Ехал на метро. Набрался впечатлений.

Метро рано утром (в 5.40) – это машина времени, погружение в 80-е. Причем, 80-е – не норковая шапка, жигули-«семерка» и дубленка, а те 80-е, которые ехали в 5.30 на метро на работу. Эти 80-е до сих пор куда-то едут каждое утро. Атмосфера в вагоне, несмотря на всеобщее молчание, была такой густой, что даже записанное объявление «Следующая станция – Октябрьское Поле» прозвучало многозначительно, с каким-то скрытым намеком. Рекламные плакаты, которыми обклеены стены вагонов, были не приветом из капитализма, о котором все тайно мечтали тогда, а скорее - свидетельством существования пришельцев. Никаких данных, необходимых для расшифровки неглубоко скрытых рекламных месседжей, у ранних пассажиров не было. 40-летняя тетенька, выкрашенная под Гурченко из «Вокзала для двоих» и примерно тех же лет мужичок в принявшей форму тела кожаной куртке, обнимающий драную матерчатую сумку с поломанными замками явно не были целевой аудиторией, на которую ориентировался копирайтер, создававший рекламу «Иммодиума». Несколько станций мой невыспавшийся мозг выдавал из памяти картинки и слова из прошлого: «подошла очередь на стенку», «в овощном давали фасоль», «продовольственная программа – дело рук каждого». На Беговой публика начала немного разбавляться, на Улице 1905 года в вагон вошли три шумных с испугу кавказских юноши. Тут же в другую дверь, как бы для равновесия, заскочили два бритоголовых подмосковных упыря. 80-е рассеялись, и на Кольцевой я вышел.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment